?

Log in

No account? Create an account
wpp-2008 - спокойствие только спокойствие
March 6th, 2010
12:42 pm

[Link]

Previous Entry Share Next Entry
wpp-2008
Делаю запись задним числом- чтобы статьи были одна под другой.

World Press Photo 2008

World Press Photo 2008
(опубликовано в журнале "Потребитель")

Совсем недавно мы рассказывали о World Press Photo-2007- в связи с выставкой фотографий его победителей и призеров, прошедшей в Москве в сентябре прошлого года. И вот в Нидерландах определили результаты конкурса 2008 (в нем участвовали фотографии, снятые в прошлом году), и приходится писать об этом событии снова. Обойти же молчанием нынешние итоги WPP невозможно: не только в силу его важности для фотографического мира, но и потому что «российская тема» всплыла в этом году дважды. Лучшим фотопортретом года признано изображение Владимира Путина работы британского фотографа Платона, опубликованное на обложке журнала Time, а корреспондент агентства РИА «Новости» Владимир Вяткин занял третье место в категории «Ежедневная жизнь» со снимком «Хореограф Игорь Моисеев и его жена Ирина».

Напомню основные факты. Фонд с одноименным названием был основан в 1955 году, когда Голландский фотографический союз решил сделать местный смотр пресс-фотографии Zilveren Camera международным. В тот момент европейцам, еще помнящим ужасы II мировой войны и единение людей по ее окончанию, казалось важным помешать распадению мира на осколки в результате новой войны- на сей раз холодной- и в то же время сохранить его многополярность. В послевоенные годы русские и американцы участвовали в работе жюри, «обычно нейтрализуя друг друга». В приоритеты входило и отстаивание «свободы репортера». Но времена меняются- и у конкурса, как кажется, несколько изменились цели. Они вроде бы формулируются похоже, но акцент неуловимо сместился.
Основной своей миссией сегодняшний WPP видит «поддержание высоких стандартов профессионализма в фотожурналистике и неограниченный обмен инофрмацией». В этой формулировке речь идет уже не об этике репортажа, но об активной позиции в формировании сообщества, а также об обеспечении площадки для общения профессионалов между собой. В жюри также больше не соблюдается тот своеобразный послевоенный паритет- ни россиян, ни представителей стран бывшего СНГ в этом году (а также в прошлом) в его составе не было.

Цифры и факты из официальной справки. В этом году на конкурс прислало свои работы рекордное количество фотографов: 5019 человек из 125 стран мира; это на 12, 5% больше, чем в 2007 году. Всего -более 80,5 тыс. изображений; причем, как отмечает официальная справка конкурса, 80% участников сделали это через интернет. Последнее, кстати, может дать почву для размышления о том, почему одна и та же фотография выглядит выигрышно онлайн и совершенно не смотрится на страницах печатного издания. Главное условие WPP- изображение не должно подвергаться никаким манипуляцим вроде фотошопа. Жюри (его председаталем был известный британский фотограф Гэри Найт) вручило премии в 10 тематических категориях 59 фотографам из 23 стран. Фотовыставка же работ призеров побывает в течение года в 100 городах мира.

Покончив с вводной частью, взглянем на два снимка, так или иначе имеющие отношение к отечественной тематике. Фотография Владимира Путина, на первый взгляд, кажется странноватым выбором для конкурса WPP: то ли глянцевый портрет, то ли карикатура. Снимок известного Платона, британского фотографа моды, политиков и знаменитостей, сам по себе довольно остроумен и даже забавен - как и остальные его работы, к которым часто можно применить слова «по приколу». Он был сделан во время интервью российского президента американскому журналу Time- Путин был назван человеком 2007 года. По поводу «зловещести» снимка и «холодных глаз» его героя было немало написано в прессе, нашей и западной. Впрочем, я ничего особенно зловещего в нем не заметила- скорее, еще один образ в череде современных портретов политиков. На грани легкого издевательства- но ведь так сейчас принято.

Однако дело не только в портретах политиков- почерк Платона вполне узнаваем. Он точно такой же, как и на других работах этого фотографа (кстати, любимого автора «полуглянцевого» мужского журнала Esquire, который часто помещает его снимки знаменитостей на свои обложки). В них почти всегда присутствует одно и то же настроение: уныло-вытянутые лица, особый род холодноватой иронии на грани с изощренным стебом, часто возникающее ощущение присутствия «чужого» среди нас. Единственное отличие- в его портретах американцев и британцев, пожалуй, чуть больше живого чувства, они чуть теплее и мягче. Путин же для фотографа- уж совсем какой-то чужак, почти что инопланетянин. Платону, конечно же, удалось «ухватить» что-то важное в своем герое, но почему-то не отпускает ощущение, что и за фактом выбора для этого репортажа именно этого автора с его «фирменной» манерой, и за фактом его победы на WPP стоит «большая политика», ведутся изумительно сложные политические игры. Но чем бы ни был этот фоторепортаж в Time- пророссийским пиаром или прозападным антипиаром- по поводу называния именно этой фотографии главным «портретом года» на WPP почему-то не отпускает ощущение какой-то гадливости. Как будто мертвящее влияние политики сомкнулось здесь с полой формой глянца. Снимок этот- нечто вроде иллюстрации и одновременно ироничного комментария к нынешнему неясному статусу конкурса, да и всей пресс-фотографии в целом, старающихся- не вполне, надо сказать, удачно- балансировать на грани, а то и скрестить между собой прямо противоположные вещи: документальность и постановку, морализаторство и отсутствие этики, новостную журналистику и мир гламура. Символ, своего рода.

Противовесом снимку Платона в «российской теме» выступает фотография Владимира Вяткина. Это также портрет, но черно-белый. Кадр милый и мягкий, пронизанный светлой тактичностью. Российский фотограф запечатлел «личный момент»: известный танцовщик Игорь Моисеев обнимает за плечи свою жену. Пожилая пара сидит в собственной спальне, тона приглушены. Чувства все это вызывает самые человеческие: симпатию, умиление, ощущение хрупкой красоты. Но если посмотреть на то, как именно представлена российская жизнь на WPP, то становится несколько не по себе. Россия- это, с одной стороны, политика. Это странный, унылый, чуждый, но современный мир, к тому же огламуренный и приглаженный. А с другой, Россия- это ее танцы и балет, творческая интеллигенция с ее «человечинкой», но уже пожилая, эдакая уходящая натура.

Наверное, все это отчасти так и есть- мы здесь, в нашей стране, ведь и сами иногда чувствуем этот разрыв между холодом современной политики и теплотой человеческой жизни. Но позвольте- вся Россия ведь не сводится к Путину и Моисееву, выборам и танцам, омертвелому настоящему и теплому прошлому! Ведь есть еще мы- ее обычные люди, мы не мертвы и не уходим со сцены, мы по-прежнему живем, радуемся, печалимся и решаем свои извечные проблемы. Однако такое ощущение, что репортажами о «реальной России» никто на WPP особенно не интересуется. Об этом, кстати, мне говорил еще лет пять назад немецкий фотограф Детлев Штайнберг: он, неплохо знающий отечественную жизнь, попытался было создать в Германии агентство, представляющее фоотистории о жизни «постперестроченой России», но это никому не оказалось интересным. Точно так же, как никому, собственно, неинтересна повседневная- вне войн, резни и революций- жизнь Конго или Афганистана, Индии или Пакистана. И даже само перечисление стран в официальном резюме фестиваля выглядит какой-то жалкой иронией, насмешкой над былой многополярностью мира, над этнографической и документальной фотографией тех времен, когда быт и мирная жизнь, свои и чужие, интересовали репортеров не меньше войны и политики.

Можно, конечно, увидеть и в выборе жюри, и в самом его составе просто мелкие-хотя и достаточно обидные- факты сегодняшней жизни. Мол, с исчезновением монстра СССР с карты мира пропал и интерес к нашей стране на западе. И однако, на мой взгляд, речь стоит вести о куда более важных для мировой пресс-фотографии и репортажа и достаточно тревожных тенденциях, которые WPP, конечно, только отражает: об уходе многополярности, отказе от множественности точек зрения, о смещении акцентов с объективности, документальности и неангажированности в сторону быстроты и натиска, о все более часто допускаемых отклонений от следования особой, неписанной профессиональной этике, фактической смычке репортажа с теми жанрами, которым он фактически должен противостоять- рекламной и глянцевой фотографии и политпиару. Грустно, но факт- WPP давно уже перестал быть «всеобъемлющим конкурсом». Взять хотя бы то же жюри: такое ощущение, что «западный элемент» был лишь слегка разбавлен представителями Индии или Кореи, выполняющими роль своего рода свадебных генералов.

Глобализация, господство одного-единственного взгляда на вещи, постепенная потеря национальной фотографией разных стран своей «изюминки»- об этом сейчас говорят много. Глава одноименного итальянского фотоагентства Грация Нери пару лет назад написала в своей статье о репортаже об отличии «англосаксонского способа мышления» от того, что «составляет зерно европейской фотографии, имеющей тенденцию отражать историю не так прямолинейно». Но меньше всего хотелось бы, чтобы эта статья была воспринята в духе модной нынче антиамериканской риторики- нам-то самим до западного уровня мастерства еще во многом расти и расти, создавать свои конкурсы и свой особый почерк. Просто дело в том, что из пресс-фотографии по всему миру постепенно уходит сложность ее формы, а все былое различие документальной, этнографической, репортажной фотографии сходит на нет, сводится к единому гламурно-шоковому взгляду на мир. Да, можно сказать, что WPP- скажем, в отличие от фестиваля в Перпиньяне- это конкурс не репортажа, а всего многообразия пресс-фотографии. Кстати, эти два слова «репортаж» и «пресс-фотография», при всем их различии, стали в официальных документах фестиваля чем-то вроде взаимозаменяемых терминов. Но в том-то и дело, что они вовсе не взаимозаменяемы. «Настоящий репортаж», всегда бывший, конечно, нервом и самой основой газетно-журнальной фотографии, пытался, при всех тонкостях спора о манипулировании изображением, все-таки отстаивать идеи неангажированности и прямого свидетельства, документальности как одной из главных составляющих самой фотографии, ее отличия от других видов медиа и жанров искусства.

С этой точки зрения интересно посмотреть и на «фото года». Главную премию - 10 тысяч евро и новую фотокамеру- получил британец Тим Хетерингтон. На его снимке- американский солдат, уснувший в бункере в Афганистане. Фотография является частью серии, сделанной для американского выпуска журнала Vanity Fair, еще одного «полуглянцевого» издания. Снимок датируется 16 сентября 2007 года, место действия-долина Коренгал. Из статей об этой серии мы узнаем, что в этом бункере погиб друг солдата- однако в подписи к фотографии этот факт не упомянут. Объясняя свой выбор, председатель жюри отметил: «Это изображение олицетворяет изнеможение человека- и целой нации. Этот снимок эмоционально затрагивает нас всех. Это фотография человека на пределе возможностей, доведенного до края». Член жюри Мэри-Энн Голон добавила: «Я всегда использую всю свою энергию, чтобы люди заметили плохое, несправедливость. В этом снимке есть человеческое. Он говорит, что конфликт является основой жизни этого человека».

Сколько пояснений к одному простому кадру! Никакого особого конфликта, кстати, я в снимке не заметила- и эмоционально он меня не то, чтобы сразу же затронул. Только прочитав то, что сказано о нем словами, я прониклась основной идеей Хетерингтона. Но позвольте- ведь репортажное фотоизображение должно все-таки говорить само за себя! Да, краткая и емкая подпись- это важная его часть, да, длинные пояснения иногда являются составляющей репортажа, но ведь последний отнюдь не сводится к словам! А в этом темноватом снимке спящего человека как будто нет визуальной выигрышности, не говоря уже о броскости или зрелищности. Фотография Хетерингтона как будто ровно противоположна и даже отчасти выбрана в пику другим скандальным кадрам, побеждавшим в прошлые годы- вроде снимка «Девочки под напалмом» Ника Ута (1972) или фотографии 1984 Пабло Бартоломью ребенка, погибшего во время утечки газа в индийском Бхопале. Такое ощущение, что жюри, памятуя о грустной славе WPP как конкурса войны, смерти и насилия уже который год старается переопределить границы «хорошего репортажа», ищет альтернативу шоку- и не находит. Как будто жюри решило: «Ах, нас обвиняют в стремлении всех шокировать? Но мы можем выбрать и вполне спокойный кадр!» Это спокойствие однако оборачивается самой настоящей фотографической скукой. Но скука эта, как ни странно, ровно такого же свойства, как и в шокирующих снимках, которых также немало и среди нынешних призеров WPP. Как будто во всем мире есть только черное и белое, крайняя степень жестокости или же полное отсутствие настроения. Серединного поля, в котором, собственно, и располагается хорошая и интересная фотография, практически больше не существует.

Взять хотя бы некоторые кадры американца Джона Мур из серии, сделанной в день убийства Беназир Бхутто и получившей первое место в номинации «Срочные новости». То смазанное нечто (это в момент убийства Бхутто), то снимки оторванных рук и ног. Да, человек оказался в нужное время в нужном месте- но достаточно ли этого для хорошей фотографии, даже новостной? Даже во вполне «мирных» категориях много жестокости и насилия- как, например, на фото спортсмена, вырывающего глаза своему коллеге («Крис Детрик, 3 место в номинации «Спорт, серия фотографий») или на снимке «Эвакуация туши мертвой конголезской гориллы» (Берт Стертон, первое место в номинации «Проблемы современности, одиночная фотография»). Но сравнивая эти фотографии и уже упомянутые кадры Ута и Бартоломью- не говоря о работах Брессона или Капы- замечаешь в них отсутствие чего-то самого важного. Те, другие снимки были, в определенном смысле, фотографически универсальны: по сути дела, пояснения к ним играли вторичную роль. Они говорили о типическом- и были понятны всем. Работы же нынешних призеров WPP как будто не работают без слов, разъясняющих нам, на что именно тут стоит смотреть, что именно «имел в виду» автор, когда оно все происходило. Такое ощущение, что в них, даже самых шокирующих, нет жизни, острия, жала.

Нет их и в снимке Хетерингтона. Смотря на него, я все время пыталась понять, отчего она кажется мне, фотографическому критику, такой скучной? В чем нарушен баланс, каких именно компонентов ей не хватает? И пришла к выводу, что в ней, пожалуй, нет главного. В ней нет не «элементов»- в ней нет целостности. А целостность- это и есть пресловутый «решающий момент»- то есть то удачное сочетание ракурса, несущей особый эмоциональный заряд композиции, верно, за долю секунды выбранного мгновения и личности автора. Этот фотографический синтез и является именно тем, что понятно без слов. Если чуть зайти в теорию фотографии, то пожалуй, это то самое главное качество, сама сущность фотографии, которую пищущие о фото люди уже более столетия пытаются ухватить и уловить словами. Эту особую природу фотоизображения называют по-разному: у Ролана Барта это пунктум и сообщение без кода, память и «так было», у семиотиков- индексальность. Это некий особый план мгновенного «схватывания» реальности, документальность в широком смысле, «отражение», след света и фотонов, которые подтверждают, что предмет действительно существовал и взрыв нашей памяти и эмоций по этому поводу. Это нечто, что существует «до» слов, вне языка, что принципиально не разлагается на элементы и не поддается анализу- разъятое на составляющие, объясненное словами «оно» умирает. Это то самое «фотографическое», которое есть в любом жанре и не может быть подменено злободневностью, ангажированностью, шоком. Оказаться в нужное время в нужном месте для того, чтобы «это» сработало, недостаточно- как недостаточно идеалов, клише, оценок и слов. Это- невыразимое- и есть основа фотографического профессионализма. И мне жаль, что WPP год за годом демонстрирует, как это важное, «чисто фотографическое» постепенно уходит из репортажа и- шире- пресс-фотографии.
Виктория Мусвик

Tags: , , ,

(2 comments | Leave a comment)

Comments
 
[User Picture]
From:polivic
Date:March 16th, 2010 02:12 pm (UTC)
(Link)
Спасибо.
[User Picture]
From:v780
Date:March 22nd, 2010 03:55 am (UTC)
(Link)
очень круто, спасибо.
побольше бы такой критики )
а про этот ВВП где Вашу статью найти можно? Вы, кажется, в жж писали, что работаете над ней...
My Website Powered by LiveJournal.com